Новости коллекторской деятельности

За передачу персональных данных должников в коллекторское агентство директор МУП «ТЭК» заплатит штраф.

Прокуратурой Безенчукского района проведена проверка соблюдения законодательства о порядке сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональных    данных).
Установлено, что директор муниципального унитарного предприятия «ТЭК» Александр Костин передал обществу с ограниченной ответственностью «Самарское коллекторское агентство» информацию о сумме задолженности каждого отдельного должника, их фамилии,    инициалы    и    адреса.
По договору коллекторское агентство обязалось за вознаграждение совершать действия в отношении должников предприятия, направленные на возврат (погашение) задолженности.
По данному факту прокуратурой района в отношении директора предприятия возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 13.11 КоАП РФ (нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональных данных).
Постановлением мирового судьи судебного участка №125 Самарской области от 24 декабря 2013 года Костин привлечен к административной ответственности, ему назначен штраф.
 
прокуратура самарской области


Центробанк и Минфин считают возможным ввести подобное ограничение в отношении лиц, привлеченных к взысканию денег
 
Фото: Сергей Шахиджанян

  По информации «Известий», Центробанк, Министерство финансов и комитет Госдумы по финансовому рынку признали целесообразным ввести запрет заниматься деятельностью по взысканию задолженности с граждан лицам, осужденным за тяжкие преступления. Стороны обсудили эту новацию на последнем заседании комитета Госдумы по финансовому рынку.
  Прописать данную норму решено в законопроекте «О взыскании просроченной задолженности физических лиц», который разрабатывает Министерство экономического развития. Речь идет о том, чтобы ввести подобное ограничение в отношении как деятельности самих кредиторов по возврату заемных средств, так и коллекторских служб, которым переданы в работу долги граждан.
Предполагается ввести запрет на непосредственное взаимодействие с должником тем лицам, которые подверглись уголовному преследованию за тяжкие преступления. Например, за правонарушения против жизни и здоровья (убийство, доведение до самоубийства и т.п.), половой неприкосновенности личности. А также за действия, совершенные против здоровья населения и общественной нравственности (незаконное изготовление и перевозка наркотиков, вовлечение в занятия проституцией), преступления против несовершеннолетних и пр.    
К тому же, как сообщил «Известиям» зампредседателя комитета Госдумы по экономической политике Виктор Климов, на экономической сессии, прошедшей в рамках форума «Общероссийского народного фронта», поднимался вопрос о необходимости более комплексного регулирования деятельности по взысканию задолженности с граждан. С этим согласилась присутствовавшая на сессии глава Центробанка Эльвира Набиуллина.
  По словам юриста «Юков и Партнеры» Рустама Батырова, в российском законодательстве уже есть нормы, предусматривающие ограничение права лиц, имеющих судимость, заниматься определенными видами деятельности, например, в структурах, обслуживающих несовершеннолетних, в правоохранительных органах и др.
Как указал партнер компании «Налоговик» Дмитрий Липатов, единственно законным способом взыскания долгов с граждан является суд.
— И если деятельность внутренних служб банков по урегулированию задолженностей, как правило, исчерпывается периодическими напоминаниями о неоплаченных долгах и начислением штрафов, то коллекторские агентства работают на узкой грани, отделяющей законные требования от криминала, — говорит Липатов.
— Существует огромное количество подобных случаев, — соглашается юрист юридической группы «Яковлев и Партнеры» Елена Рахимова. — Должники получают письма с прямыми угрозами в свой адрес и картинками с изображением людей, находящихся на дне ямы с петлей на шее. Заемщики подвергаются шантажу и противоречащему закону распространению личных данных и т.п.
Проверка Генпрокуратурой участников коллекторского рынка, результаты которой обнародовали в середине прошлого года, показала, что до сих пор к должникам применяются такие меры, как угрозы, запугивание, избиение, распространение порочащих сведений. Всего за время прокурорских проверок выявили более 3,5 тыс. нарушений, в результате внесено около 1 тыс. представлений и объявлено более 30 предостережений. К административной ответственности по итогам проверок привлекли более 640 должностных и юридических лиц, возбуждено свыше 50 уголовных дел.
В свою очередь, старший аналитик компании «Альпари» Анна Бодрова считает, что в ограничительный список стоит включать всех лиц, против которых велись уголовные дела.
— Чтобы максимально снизить риски неправомерных действий в данном секторе, — указала Бодрова.
Вместе с тем эксперты полагают, что введение подобного ограничения выгодно добросовестным взыскателям, поскольку повысит их деловую репутацию.
— Это может значительно сократить число недобросовестных коллекторов, которые действуют вне рамок правового поля и портят репутацию остальных операторов, — подтверждает старший вице-президент Национальной службы взыскания Сергей Шпетер. — Выступая за цивилизованный рынок коллекторских услуг и законные методы взыскания, мы поддерживаем подобные нормы.
По данным Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств, в России работают более тысячи организаций, занимающихся данным видом деятельности.
Министерство экономического развития не смогло оперативно представить свою позицию по внесению соответствующих поправок в законопроект «О взыскании просроченной задолженности физических лиц».

izvestia


За два года объем переданных коллекторам долгов по исполнительным листам вырос на 33%

 
Фото: Павел Баранов
  Коллекторы все чаще стали подменять судебных приставов при взыскании долгов по исполнительным листам. В первом полугодии 2013 года задолженность, подлежащая взысканию приставами, но переданная коллекторским агентствам, достигла 10,2 млрд рублей, увеличившись по сравнению с прошлым годом на 15%. Об этом говорится в исследовании Национальной службы взыскания (есть у «Известий»).
  По данным Национальной службы взыскания (НСВ), в первом полугодии 2011 года банки передали коллекторам по агентской схеме 6,8 млрд рублей долгов, подлежащих взысканию по исполнительным листам. Это 6% от общей суммы, подлежавшей взысканию приставами в рамках исполнительных производств. За аналогичный период 2012 года размер долгового портфеля коллекторов составил уже 8,6 млрд рублей (7%), а в первом полугодии 2013 года — 10,2 млрд (при сохранении доли в 7%). То есть за два года объем переданных коллекторам долгов по исполнительным листам вырос на 33%. Такая динамика объясняется тем, что приставы недостаточно эффективно ведут работу по взысканию банковской задолженности. Судя по статистике Федеральной службы судебных приставов (ФССП), количество «кредитных» дел и объем взыскиваемой задолженности за последние несколько лет выросло, а эффективность работы исполнителей снизилась. Так, в 2010 году приставы взыскали в 15 раз меньше необходимого объема, а в прошлом — в 16 раз.
  У сотрудников ФССП уходит много времени на поиск источников погашения задолженности. После того как приставы получают судебное решение о взыскании с должника денег в пользу банка, они начинают выяснять, каким имуществом и какими доходами располагает гражданин. В этих целях делаются запросы в ГИБДД, в банки. Если выясняется, что неплательщик владеет каким-либо имуществом, например автомобилем, то оно будет взыскано в счет покрытия долга. Также приставы могут явиться домой к должнику в строго установленное законом время (с 06.00 до 22.00) и описать имущество. Но по закону они не имеют права наложить арест на предметы первой необходимости — например, холодильник, посуду. Еще одним источником погашения задолженности могут служить банковские счета должника, на которые приставы накладывают арест. Правда, для этого сначала необходимо выяснить, в каком банке у неплательщика был открыт счет. Если должник продолжает работать, то приставы имеют право ежемесячно вычитать из его зарплаты деньги (до 50%) в счет погашения долга.
  Коллекторы в последнее время все активнее «подменяют» судебных приставов в рамках взыскания долгов по исполнительным листам. Так, в настоящее время в объеме бизнеса НСВ соответствующее направление занимает 7% против 5% в 2011 году. Как отметили в НСВ, в связи с ростом портфеля на стадии сопровождения исполнительного производства создано профильное подразделение компании. В других коллекторских агентствах этот показатель также растет. В Столичном коллекторском агентстве, например, он равен 5% и увеличился по сравнению с предыдущими годами.
  Этот сегмент интересен коллекторам потому, что их работа до сих пор не регулируется специальным законом. Более того, подготовленный Минэкономразвития проект (будет рассматриваться во втором чтении осенью 2013 года) фактически лишает сборщиков наиболее эффективного и распространенного способа взыскания долгов — возможности общения с должником по телефону и личных встреч с ним. Такое положение приводит к тому, что проштрафившиеся заемщики игнорируют звонки и письма из агентств, а кредиторы предпочитают подавляющую часть просрочки собирать самостоятельно — в досудебном порядке. Но если дело дошло до суда и по результатам его рассмотрения получен исполнительный лист, банки, как правило, рассчитывают на помощь коллекторов, у которых подчас гораздо больше ресурсов, чем у приставов.
— Более эффективная деятельность коллекторов объясняется меньшими объемами находящихся у них в производстве дел в расчете на каждого сотрудника, нежели у приставов (у приставов количество исполнительных производств на одного сотрудника зачастую достигает 1000 дел и более), — считает начальник претензионно-искового отдела банка «Стройкредит» Владимир Дмитриев. —  Таким образом, у коллекторов есть возможность уделить каждому конкретному делу больше внимания. Кроме того, играет роль наличие финансовой заинтересованности работников коллекторских агентств в получении результата: их заработная плата обычно напрямую зависит от количества взысканных денежных средств.
— Объемы дел в работе службы судебных приставов колоссальные, и, разумеется, внимательно обрабатывать все дела они физически не могут, — говорит замгендиректора Агентства финансовой и правовой безопасности Федор Казаков. — Поэтому приставы-исполнители меньше всего выделяют времени на переговорный процесс с должником, поиск компромиссных решений проблемы, то есть все те аспекты, которыми занимаются коллекторы. У приставов недостаточно ресурсов, именно из-за этого эффективность их взыскания в 2–3 раза ниже, нежели от них ожидается.
  В свою очередь, замначальника правового управления ФССП Игорь Селионов указывает, что пока закон о коллекторской деятельности не принят, сборщики зачастую используют незаконные методы давления на должников, включая звонки на работу, домой в любое время, а также дискредитацию должников.
Учитывая высокие темпы роста рынка потребкредитования (согласно прогнозу ЦБ, они  составят 25–30% до конца 2013 года), можно прогнозировать увеличение объема долгов по исполнительным листам, передаваемых на сопровождение коллекторским агентствам, говорят опрошенные «Известиями» эксперты. По итогам 2014 года деятельность по представлению интересов клиента на этапе исполнительного производства в объеме бизнеса коллекторов достигнет 10%, прогнозирует старший вице-президент Национальной службы взыскания Сергей Шпетер. Прогноз предправления банка «БКС Премьер» Эмиля Юсупова: объем переданных коллекторам средств увеличится на 10–15%, а в 2014 году — еще на 30%. Прирост будет составлять 25–30% в течение следующих 12 месяцев, считает Казаков.
 
izvestia


Коллекторы высоко оценили проблемные долги госбанка.

 
Фото:Александр Матвеев

    Банк ВТБ24 закрыл сделку по продаже 7,5 млрд рублей просроченных розничных кредитов. Как сообщил «Известиям» директор департамента проблемных активов ВТБ24 Александр Пахомов, покупателем стало коллекторское агентство ЭОС. В пул вошли проблемные потребительские ссуды с длительной просрочкой. По словам источников «Известий», сумма сделки составила 300 млн рублей, или 4% от объема реализованного портфеля. Гендиректор компании ЭОС Мариуш Клоска подтвердил факт сделки, отказавшись назвать ее сумму.
По мнению экспертов, на текущем рынке продажи проблемных долгов цена, которую смог выручить ВТБ24 за свой портфель, достаточно высока.
— Пул проблемных долгов ВТБ24 должен был быть оценен в 3–3,5% от объема портфеля, отмечает гендиректор Центра развития коллекторства Дмитрий Жданухин. — Первый фактор снижения цены заключается в том, что расширяется практика по оспариванию цессии со стороны заемщиков. Это повышает трудность взыскания. Второй фактор — большой объем предложений проблемных долгов, выставленных банками на продажу в связи с ужесточениями ЦБ на рынке потребительского кредитования.
С 1 марта 2013 года Банк России вдвое повысил минимальные резервы по необеспеченному розничному кредитованию, таким образом выведя из оборота банков значительные суммы. А с 1 июля  были повышены коэффициенты риска по кредитам с высокими ставками (от 25% годовых). На этом регулятор останавливаться не планирует: в 2014 году коэффициенты риска по необеспеченным потребительским ссудам с высокой ставкой при расчете достаточности капитала будут повышены второе.
Ужесточение регулятивных требований существенно расширило рынок цессии. По оценке коллекторского агентства «Секвойя кредит консолидейшн», за 2013 год рынок вырос на 40%, до 140 млрд рублей. По данным Национальной взыскания, на 1 ноября этого года объем рынка составил 143 млрд рублей (на 18: больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года). По прогнозам «Секвойя кредит консолидейшн», в следующем году рост продолжится и составит около 20%, до 168 млрд рублей.
Рост объема предложения на рынке цессии привел к снижению стоимости долговых портфелей. По словам замгендиректора по маркетингу и продажам «Секвойя кредит консолидейшн» Елены Тереховой, в 2012 году средняя цена портфеля составляла 5%.
По прогнозам участников рынка, цена будет уменьшаться и в дальнейшем — по мере ужесточения требований ЦБ. Однако данное правило вряд ли будет применимо к госбанкам, о чем свидетельствует сделка ВТБ24.
По словам Дмитрия Жданухина, качество долговых портфелей госбанков выше, чем у частных.
— Государственные игроки позже вышли на рынок потребительского кредитования и лучше оценивали заемщиков. Собираемость по портфелям долгов госбанков на 15% выше, чем в случае с частными кредитными организациями, — отмечает он.
С ним соглашается гендиректор коллекторского агентства «Центр ЮСБ» Александр Федоров. По его словам, госбанки в отличие от частных игроков закладывают в бизнес-модель менее рискованный процент выдачи займов и не ориентируются на сверхмассовое кредитование.
В то же время из всех госбанков активно продает долги лишь ВТБ24 (до конца года ВТБ24 планирует реализовать коллекторам просроченных кредитов еще на 5,9 млрд рублей), что дает ему определенные преимущества. Сбербанк, вышедший на рынок лишь в этом году, после первой сделки по продаже 15 млрд рублей просроченных кредитов во втором полугодии резко сократил объем предложенных к продаже долгов — до 2,7 млрд рублей. Россельхозбанк не продает долги, Банк Москвы находится в стадии закрытия первой сделки по продаже портфеля просроченных кредитов. Наиболее активны на рынке цессии именно частные банки, по словам Елены Тереховой, лидерами являются «Восточный экспресс», ХКФ-банк, Росбанк, GE.  

izvestia


Коллекторы просят Минфин спасти рынок по взысканию долгов.

По их мнению, поправки в закон, предложенные Минэкономразвития, спровоцируют рост неплатежей и число судебных тяжб.

  Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) подвергла критике подготовленные Минэкономразвития поправки к законопроекту «О потребительском кредите». В соответствии с ними заемщики смогут отказаться от личного общения с коллекторами, уведомив их по почте заказным письмом. Кроме того, взыскатели долгов не смогут направлять SMS нерадивым банковским клиентам более двух раз в день. За нарушение прав граждан коллекторам грозят штрафы или приостановление деятельности на срок до 90 дней. В НАПКА отмечают, что нововведение увеличит нагрузку на суды и приставов, приведет к росту ставок по кредитным продуктам, и в ряде случаев — к прекращению деятельности коллекторских агентств. Свою позицию ассоциация изложила в письме Минфину (имеется в распоряжении «Известий»).

Согласно поправкам Минэкономразвития, заемщик вправе потребовать от коллекторов прекращения непосредственного взаимодействия (личные встречи, телефонные звонки), направив взыскателям долгов уведомление заказным письмом по почте. После получения такого уведомления коллектор не может идти на личный контакт с должником, способ и условия взаимодействия должны быть согласованы сторонами. Кроме того, Минэкономразвития настаивает на недопустимости частого обращения коллекторов к должникам: согласно поправкам, взыскатели долгов не смогут направлять SMS нерадивым банковским клиентам чаще двух раз в день, причем им будет запрещено это делать в период с 22.00 до 8.00.

«По сведениям Генпрокуратуры, выявляются факторы угрозы жизни и здоровью граждан, их запугивания, избиения, вторжения в жилище и так далее, — объясняется логика МЭР в пояснительной записке к законопроекту». Как пояснили «Известиям» в Минэкономразвития, банк-кредитор или коллекторское агентство не должны оказывать психологическое и иное давление на заемщика, а также злоупотреблять правом в иных формах: «В любом случае, у взыскателя остается возможность направлять свою информацию по электронной почте или SMS, письмом или телеграммой». За нарушение прав граждан предусмотрены санкции: должностные лица коллекторов заплатят от 5 тыс. до 10 тыс. рублей, руководители — от 10 тыс. до 20 тыс., юрлица — до 100 тыс. рублей. Если штрафы не изменят поведение взыскателей, им грозит административное приостановление деятельности на срок до 90 суток.

Члены НАПКА уверены, что предоставление заемщику права отказаться от непосредственного взаимодействия с кредитором приведет к резкому ухудшению платежной дисциплины граждан. Новелла фактически лишает коллектора возможности вести переговоры с заемщиком, указывают коллекторы в письме в Минфин. В ассоциации отмечают, что в случае принятия поправок будет ликвидирована возможность досудебного урегулирования задолженности, что приведет к резкому росту числа судебных разбирательств. Вырастет и число исполнительных производств, что с учетом загрузки приставов сделает фактически невозможным процесс взыскания, особенно по небольшим суммам (которые в настоящее время успешно возвращаются путем телефонных переговоров), говорится в письме. Также поправки приведут к увеличению объема просроченной задолженности, уверены в НАПКА.

В ассоциации указывают, что ограничение по времени взаимодействия коллекторов с гражданами (с 22.00 до 8.00 по местному времени) не учитывает ситуации, когда заемщик меняет место жительства, не уведомляя кредитора.

 Что касается санкций, то они могут привести к прекращению деятельности коллекторских компаний, что затрагивает не только интересы собственников, но и несет крайне негативные последствия для сотрудников и контрагентов, отметили в НАПКА.

 Президент НАПКА Александр Морозов подчеркнул, что поправки МЭР касаются не только коллекторов, но и банков: «Фактически, взяв кредит, заемщик может сразу написать заявление о несогласии на непосредственное общение, не дожидаясь передачи долга коллекторам».

 Президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян поддержал позицию НАПКА, отметив, что законопроект МЭР необходимо доработать с учетом высказанной критики.


Участники рынка также высказались против поправок ведомства.

— Законопроект вводит довольно жесткие ограничения для коллекторов и одновременно допускает послабления для должников, что усугубит и так сложную ситуацию на рынке потребкредитования, — уверена замгендиректора компании «Секвойя кредит консолидейшн» Елена Терехова. — Сейчас объем просроченной задолженности физлиц увеличивается с каждым годом примерно на 10% и сегодня превышает 364 млрд рублей.
 После того как ЦБ ужесточил резервные требования (например, по долгам с просрочкой свыше 360 дней формируется 100-процентный резерв), банки заинтересованы в более эффективной расчистке своих балансов, поэтому востребованность коллекторского труда растет, но предлагаемые ограничения могут помешать коллекторам вести бизнес.
— Если данные изменения будут приняты, то они негативно скажутся не только на банках и коллекторах, но и на добросовестных заемщиках, поскольку ужесточение кредитных решений и повышение процентных ставок по ссудам станет логичным последствием принятия указанных поправок, — говорит начальник управления по работе с проблемными активами банка «Стройкредит» Марат Иксанов. — Отдельные сотрудники коллекторских агентств выходят за рамки допустимого в работе по возврату просроченной задолженности, но эти случаи не носят системный характер и гораздо более редки, чем злостные случаи уклонения от исполнения обязательств заемщиками.
  В Минфине, который должен дать свое заключение на законопроект Минэкономразвития, «Известиям» сообщили, что письмо НАПКА получено, и «вопрос находится в стадии обсуждения».

 

Ода коллекторам.

 
  Одна тетенька в знаменитом городе Челябинске взяла в банке кредит в 45 000 рублёф. И не отдала. Когда проценты добежали до 150 000 банк спихнул проблемный долг коллекторам. Но в этот раз коллекторы  оказались весьма креативными.
  С декабря 2012 года тетенька-должница стала регулярно получать письма, в которых ей предлагали расплатится с банком, продав внутренние органы: «Кожа, 25 метров, — 70 тыс. рублей. Желудок, при наличии здоровья, — 3 тыс… Печень — 18 тыс., почки, две штуки — 20 тыс. рублей. Есть информация, что у вашей родни есть грудной ребенок. Вот он действительно ценен — на рынке требухи за него дадут в долларах!»
  После девятого письма тетенька накатала заяву в полицию. Типа, негодяи угрожают жизни лишить и печень вынуть. Полицаи не поленились и написали запрос в банк. В банке полицаям официально ответили, что всю свою корреспонденцию они отсылают на официальных бланках, а человеческие желудки и прочую требуху не покупают.
На нет и суда нет, справедливо рассудили полицаи и отказали тетеньке в возбуждении уголовного дела.

 


 

 Федеральное законодательство США о неправомерных способах взыскания задолженности.


  По мнению американских законодателей, закон о добросовестной практике взыскания долгов был крайне необходим как для дальнейшего развития предпринимательской деятельности, так и для достижения социальных целей. На практике нередки случаи злоупотребления правам, обмана и недобросовестности при взимании долгов многими коллекторами. Это приводит к увеличению числа банкротств, нестабильности семейной жизни, увеличению безработицы, а также произвольному вмешательству в частную жизнь. Данными проблемами и обосновывается необходимость принятия закона о добросовестном взимании долгов, целью которого является пресечение недобросовестной практики взимания долгов.
Статья 1788.1 (п. (2)) ГК Калифорнии провозглашает необходимость гарантировать соблюдение прав и законных интересов коллектора и должника путем осуществления деятельности по взысканию задолженностей в полном соответствии с требованиями честности, справедливости, уважении прав других лиц.

 Основываясь на вышеприведенных положениях, можно сделать вывод, в соответствии с которым законодательство, посвященное проблемам регулирования коллекторской деятельности, прежде всего, преследует интересы должников, не допуская нарушения их прав. Кроме того, необходимо еще раз подчеркнуть, что осуществление мероприятий по взысканию долгов в строгом соответствии с законом – черта, имманентно присущая коллекторской деятельности.
Именно поэтому большая часть Закона о добросовестной практике взыскания долгов посвящена перечислению и характеристике методов, которые неприменимы в ходе осуществления коллекторской деятельности. В законе приводятся критерии определения неправомерности тех или иных способов воздействия на должника, а также перечислены наиболее распространенные из них. При этом все эти способы можно разделить на три группы: во-первых, способы, прямо причиняющие должнику материальный ущерб или моральный вред (либо создающие угрозу такого причинения); во-вторых, способы, вводящие должника в заблуждение; в-третьих, иные «несправедливые» способы взыскания задолженности.
  К методам первой группы можно отнести способы, представляющие собой «преследование» должника или злоупотребление коллектором своими правами (§ 1692d, § 1692c):

1. Использование или угроза использования насилия или другого преступного деяния, способного нанести вред физическому человеку, репутации, или собственности (1692d)
2. Оскорбление.
3. Публикация списка потребителей, которые предположительно отказываются заплатить долги, кроме передачи данного списка справочному кредитному агентству потребителя или людям, отвечающим требованиям секции 1681a
4. Объявление намерения продать любого долга, с целью принуждения должника к скорейшей оплате долга.
5. Беспокойство частыми телефонными звонками.
6. Осуществление коллектором телефонных переговоров, не представляя себя должнику.
7. Общение с должником в неудобное для него время, в неудобном месте. Если не установлено иное, уполномоченный по взысканию задолженности должен руководствоваться представлением, что удобное время для такого общения – с 8 до 21 часа, по месту жительства (пребывания) должника.
8. Общение коллектора с третьими лицами по поводу долга потребителя (за исключением справочного агентства или адвоката).
9. Попытки продолжить общение с должником против его воли («назойливость»). Законом предусмотрены исключения из данного правила. Так, коллектор вправе сообщить должнику о том, что прекращает дальнейшие попытки по установлению контакта, уведомить о намерении предпринять те или иные действия в дальнейшем и т. д.
Ко второй группе относятся методы, перечисленные в § 1692e. Ложные или вводящие в заблуждение представления. В соответствии с правилами FDCPA, коллектор не имеет права намеренно содействовать формированию ложного представления или заблуждения у должника или третьих лиц. Данное правонарушение может проявляться в совершении следующих действий:
1. Несообщение коллектором своего действительного статуса; сообщение о том, что уполномоченный по взысканию задолженности является адвокатом или действует от имени США или штата или от имени справочного агентства, включая использование любых знаков, формы, или бланков документов.
2. Введение в заблуждение относительно характера, количества и иных характеристик задолженности.
3.Введение в заблуждение относительно способа ликвидации данной задолженности.
4. Указание на вероятность наступления таких последствий неуплаты долга (например, на то, что лицо понесет уголовную ответственность, утратит права на то или иное имущество), которые в действительности не могут произойти.
5. Уведомление о принятии мер, которые по закону или в силу фактических обстоятельств не могут быть приняты.
6. Указание на последствия передачи права требования, например, в виде утраты должником средств защиты против кредитора и коллектора.
7. Сообщение ложных сведений, касающихся личности и действий должника (например, распространение о том, что он совершил преступление, какой-либо неблаговидный поступок и т. д.).
8. Сообщение недостоверной информации о кредите, а также об оспаривании долга.
9. Использование ложной информации, обман, введение в заблуждение должника или третьих лиц с целью взыскания задолженности или получения информации о должнике.
10. Несообщение должнику о том, что информация, которую коллектор желает получить, будет впоследствии использована в целях взыскания задолженности.
11. Ложное уведомление о том, что документы находятся в судебном производстве.
12.Использование чужого наименования другой организации.
13. Способствование формированию ложного представления о юридической силе или о содержании тех или иных документов.
Наконец, к третьей группе относятся так называемые «несправедливые методы» (§ 1692f). К наиболее распространенным из них относятся:
1. Получение от должника денежных средств в любом количестве, если это не предусмотрено законом или договором.
2. Принятие уполномоченным по взысканию задолженности от любого лица чека или другого платежного документа в нарушение установленных сроков (то есть коллектор принимает платежный документ, зная, что он не может выступать средством покрытия долга).
3. Просьба выдать просроченного чека или иной платежный документ с целью последующего возбуждения уголовного преследования.
4. Совершение действий, в результате которых должник несет убытки в виде каких-либо дополнительных платежей, сокрытие истинной цели коммуникации коллектора с должником.
5. Совершение или угроза совершить любое несудебное действие в целях лишения или ограничения права собственности, если это противоречит закону.
6. Отправление сообщений должнику почтовой картой.
7. Указание на конверте каких либо данных, кроме адреса коллектора.

  На основании вышеизложенного, можно сделать вывод, в соответствии с которым федеральное законодательство США содержит довольно объемный перечень норм, имеющих своей целью защиту должника от неправомерных действий сборщика долгов. При этом можно отметить, что Российское законодательство на сегодня во многих случаях позволяет (не запрещает) проводить взыскание долгов методами, за которые законодательством США предусмотрено наказание вплоть до лишения свободы.   Почти все выше перечисленные неправомерные действия широко применяются на практике Российскими коллекторскими агентствами как вполне законные методы убеждения должника.